Врач большого города

Откровенный разговор с профессором-дерматовенерологом

Инфекции, передаваемые половым путем, — вообще очень важный раздел здравоохранения, потому что это социально-экономическая проблема, это проблема репродуктивного здоровья населения. Не зря они отнесены к социально значимым заболеваниям наряду с туберкулезом, ВИЧ-инфекцией, гепатитами.

На вопросы журнала ответил профессор Ингмар МИКАЖАНС.

— Мне сказали, что вы сразу после института оказались в 1-й Рижской больнице…

— Да! По сей день благодарен коллегам за то, что они в меня, только-только окончившего мединститут, совсем еще зеленого доктора, поверили. В 1995 году я начал работать в Клиническом центре кожных и сексуально-трансмиссивных заболеваний.

— Если вспомнить сложные время, когда вы начали работать, — это ж были лихие 90-е, тогда в обществе была вспышка, увы, сексуально-трансмиссивных заболеваний…

— Еще какая! Мы каждый день диагностировали и лечили пациентов с сифилисом, гонореей и прочими инфекциями. В обществе тогда мало знали о профилактике подобных болезней, всем хотелось свободы и любви… В результате многие попадали к нам в диспансер. И мы лечили!

Было горько, когда вместо полноценного больничного отделения наш центр кожных и сексуально-трансмиссивных заболеваний перевели на амбулаторный режим… Это, конечно, было катастрофой для страны; наш персонал был (слава богу, и есть) суперпрофессиональным и хорошо обученным для работы со сложными пациентами в условиях полноценной больницы. Другой такой больницы в нашей стране просто не было.

— У вас сложная врачебная специальность. Что способствовало выбору?

— То, что я стану врачом, всем было понятно с самого начала. Когда в первом классе все писали, что хотят стать космонавтами, шоферами или учителями, я писал: «Только врачом». Выбора у меня не было. Я из семьи врачей, причем мама работает до сих пор.

Вообще-то я собирался стать нейрохирургом и посещал кружок нейрохирургии в больнице им. П. Страдиня. Но так случилось, что я выбрал терапевтическое направление и стал дерматологом. О чем не жалею.

Нужны новые лекарства!

— Люди, особенно молодые, получают информацию о болезнях, мониторя Интернет. Как вы относитесь к этому?

— Многие пациенты так и делают: сначала читают, а потом идут к врачу. В этом нет ничего плохого, если только у человека параллельно включается критическое мышление; в Сети много откровенной ерунды, рекламы, псевдонауки.

— Кстати, говоря об Интернете… Я тут прочитала, что в мире увеличивается число заболевших сифилисом… Почему?

— На последнем, XXIV Международном конгрессе дерматологии и венерологии в Копенгагене, где я был, я получил много новой информации.

Факты таковы: каждый год сексуально-трансмиссивными болезнями заново инфицируются около 400 миллионов человек в возрасте от 15 до 49 лет. Из них 146 миллионов — хламидиозом, 51 миллион — гонореей, пять миллионов — сифилисом, 239 миллионов — трихомонозом.

Эти данные привел знаменитый профессор-дерматовенеролог Колл Махони из Великобритании. Но еще большая проблема состоит в том, что увеличивается резистентность к антибиотикам: они просто перестают действовать на бактерии, которые трансформируются, мутируют, и болезнь перестает поддаваться лечению. Особенно это касается случаев гонореи… Нужны новые лекарства! А это не такой быстрый процесс, как хотелось бы всем нам. И это очень большая проблема современной медицины.

Считаю, что инфекции, передаваемые половым путем, вообще очень важный раздел здравоохранения, потому что это социально-экономическая проблема, это проблема репродуктивного здоровья населения. И не зря они отнесены к социально значимым заболеваниям наряду с туберкулезом, ВИЧ-инфекцией, гепатитами.

— Каковы возможности лечения трансмиссивных и кожных заболеваний в нашей стране, если сравнивать их, например, с возможностями пациента в Европе?

— Проблема одна — это стоимость лекарств. Препараты доступны в аптеках, но некоторые из них очень дороги — например, биологические лекарства от псориаза. Обидно, что безопасные и эффективные препараты оказываются недоступны большинству пациентов из-за высокой стоимости. А государство, к сожалению, стоимость таких лекарств (для кожи) пока не компенсирует. Нам обещают, что в ближайшие годы такая возможность будет, но пока пациенты вынуждены покупать их на собственные средства.

— Как попасть на прием к дерматологам вашей клиники?

— Очень просто: лучше с направлением от семейного врача на консультацию. Я или другой врач-дерматолог оценим состояние пациента и решим, нужно ли данному человеку лечение в дневном стационаре или он может это делать амбулаторно.

Запись в регистратуре идет с учетом времени, наиболее удобного для больного. Хочу уточнить, что за пациентский взнос больной получает не только диагностику, но и лечение. Государственные квоты мы стараемся распределить так равномерно в течение года.

Конечно, у нас есть категория платных больных: желающие лечиться анонимно или получить лечение сразу, без очереди (это больше относится к острым заболеваниям). Есть пациенты, которые приезжают к нам из других стран, — они тоже получают платное лечение.

Лабораторные исследования не проблема: гистологию мы делаем в своей лаборатории, а другие анализы отправляем в центральную. Это значительно расширило наши возможности.

Так как объединение 1-й больницы и центра кожных и сексуально-трансмиссивных заболеваний произошло еще три года назад, в 2012 году, сейчас у нас действует отлаженная система, позволяющая в полной мере диагностировать больных; мы можем привлекать к лечению других специалистов больницы.

— Хорошо, что вы заговорили об анализах. Что такое кожная биопсия?

— Очень важный анализ для дерматологии! У пациента под местной анестезией вырезается крошечный кусочек кожи для гистологии. Этот метод помогает распознать редкие болезни, и порой без гистологического анализа трудно поставить диагноз.

И все-таки загорать не стоит…

— Мода на интенсивный загар прошла. Может быть, стало меньше пациентов с кожными проблемами, причиной которых являются солнечные лучи?

— Таких больных, увы, не становится меньше. Теперь к нам приходят те, кто получил мегадозы ультрафиолета пять лет назад — в период бума загорелых тел. Мы занимаемся только профилактикой и диагностикой этих заболеваний. Потом их лечат наши коллеги-онкологи.

— Послушайте, без солнца нам не будет хватать витамина D, и как тут не полежать на пляже летом?

— Пожалуй, стоит рассказать о докладе моего коллеги на конгрессе о развитии меланомы, раке базальных клеток и раке плоских клеток кожи. Было замечено, что сельскохозяйственные рабочие, которые летом большую часть дня находятся на солнце, зимой страдают от пониженного количества витамина D. Это разрушает миф о том, что летний, солнечный загар обеспечивает человеку достаточное количество витамина D в крови. Это говорит о том, что солнечная радиация больше вредит здоровью, чем приносит пользы.

Есть данные, что в XX веке риск заболеть раком кожи в течение жизни был 1:5000. Сейчас же каждый пятый родившийся человек может заболеть раком кожи.

Информация для мужчин: отсутствие волос на голове — одна из причин появления актинического кератоза, поражения кожи, для которого характерны покраснение, шелушение, сухость. В 90 процентах случаев рак плоских клеток кожи развивается на фоне актинического кератоза. Поэтому все дерматологи рекомендуют носить летом головной убор с полями: это не только убережет вас от перегрева, но и спасет от рака.

Примочки и натирания — это всё средние века

— Что такое криохирургия? Оперируете больных в ледяной пещере?

— Это метод лечения жидким азотом при помощи устройства, распыляющего азот по поверхности кожи. Доказано, что это уничтожает актинический кератоз, благотворно влияет на ткани и клетки, пораженные ультрафиолетом.

Большое значение имеет такой метод диагностики, как дерматоскопия: устройство увеличивает кожу в поляризованном свете и помогает оценить структуру кожного образования, определить, продолжать ли лечение или наблюдение за образованием на коже. Помогает в ранней диагностике кожных заболеваний, когда лечение еще проще и эффективнее. Еще одно преимущество этого метода — быстрая диагностика. Метод является неинвазивным, то есть не требует проникновения в кожу. Информацию можно сохранить в компьютере и проследить динамику развития заболевания.

— Кожные болезни поддаются лечению народными способами: травами, примочками, притираниями?

— Никакие! Поверьте моему опыту: если что-то появилось на коже — бегом к специалисту. Когда пациент занимается самолечением, использует самостоятельно какие-то препараты, картина заболевания меняется, и потом доктору — а все равно придется идти к врачам! — сложнее поставить диагноз. Да и процесс лечения будет дороже и, как правило, дольше.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *