Письмо редактора

Сегодня утром ко мне в дом заглянула медуза-хандра. Пришла на разведку: а вдруг можно будет поселиться?

За окном простуженный ноябрь, с ночи лохмат и небрит — чихает и злится. Самое время грустить запоем, стонать взахлеб, выть белугой и жалеть себя жалом. Причин хоть отбавляй: кошелек потеряла, начальник — дракон, работы завал, дочка не звонит, муж храпит, собака сосет лапу, в желчном пузыре камень… Просто кошмар на улице Вязов.

А мне не страдается, хоть плачь!

У меня шоколад на столе и букет роз. Бульдог мирно сопит, уткнувшись носом в мой тапочек. Пью ароматный кофе, сваренный в еще бабушкиной турке, и мечтаю: хорошо бы взять отпуск и уехать в какой-нибудь Египет. Или на Канарские острова. Но кто отпустит, да и на что туда лететь? В качестве моральной компенсации разрешаю себе налопаться хурмы — надо же противостоять подкрадывающемуся авитаминозу :).

Каждое утро играю в предсказания — гадаю по ставшей уже замасленной «Кофейной книге» Макса Фрая (литературный псевдоним талантливых Светланы Мартынчик и Игоря Степина). Открываю наугад, третья строчка сверху, читаю:

«И растягивать, растягивать эту осень, этот золотой свет, этот золотой лист, этот каштановый град на всех улицах, тянуть ее, сколько возможно, как долгую-долгую ноту высоким соборным голосом, удержать осень за золотую косу…»

Ну вот, хорошо-то как… Живем! Ноябрь!

Реальность, если верить энциклопедии, — это «существующее в действительности», тот самый миг между прошлым и будущим.

И каждый день — в радость. Только в радость. Это возможно.

Вспомним мужественную мексиканку — художницу Фриду Кало жену Диего Риверы, вечно лохматого гения-поэта. Ребенком она перенесла полиомиелит, поэтому всю жизнь прихрамывала. В юности попала в автокатастрофу — железный прут прошил Фриде живот и таз. Наперекор всему Фрида выжила: тридцать две операции, годы в гипсе и на инвалидной коляске, бесконечная боль.

И бесконечное жизнелюбие. И — любовь.

«В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего», — сквозь боль хохотала саркастичная Фрида и целовала своего поэта (того еще ловеласа!) в макушку. И была действительно счастлива.

Но пасаран, Фрида! No pasaran!

Они не пройдут. Мы защитим ноябрь от любых посягательств на счастье.

До встречи в морозном декабре!

Ваша Людмила ВЕВЕРЕ.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *